Предотвращение травли — это экономия, и ее невозможно преодолеть с помощью кампании.

• К сожалению, травля в школе не имеет ценности для освещения в СМИ.
• У травли, помимо прочего, имеется и серьезное экономическое влияние.
• К уверенному снижению травли приведет только лишь постоянная системная работа.


За последнее десятилетие о профилактике травли и необходимости ее снижения говорилось немало. Иногда кажется, что чересчур. Все сложнее объяснять журналистам важность освещения в СМИ профилактической научно-обоснованной работы, если суть достижений этого труда повторяется из года в год. «ВНИМАНИЕ: если совершать рекомендованные учеными действия последовательно, по всей школе и систематически, то насилие можно снизить».

Однако в результате проделанной до сих пор работы проблема травли в эстонских школах никуда не делась. Хотя и крупные международные исследования дают основания считать, что в целом по Эстонии количество жертв снижается, все же, следует учитывать, что по-прежнему каждый пятый ученик в течение учебного года сталкивается с травлей: неоднократным и намеренным вредительством, перед которым ему трудно себя защитить, так как по какой-либо причине он находится в неравной позиции по отношению к обидчику.

И даже если бы страдал «всего лишь» каждый десятый, это, тем не менее, означало бы наличие детей, которым не обеспечена психологическая и физическая безопасность. Пытаясь снизить количество смертей в ДТП, при утоплении, при пожарах, сдерживая распространение вирусов, мы не думаем: «А, ну, это всего лишь каждый десятый или сотый эстоноземелец, кого это вообще касается».

Однако весьма часто происходит и так, что школьная семья – или даже родитель – не воспринимает проблему травли всерьез. Мифы – различны и живучи: что не убивает – делает вас, неженок, сильнее; жертва – сама виновата, поэтому для начала должна сама измениться; я ничего не замечаю – поэтому проблемы не существует.

Травля – это не просто очередная часть становления взрослым. Не должна ею быть. Личный опыт травли, а также наблюдение за ней и участие имеют последствия: от легких – до смертельно тяжелых. При этом совсем «не при делах» не остается никто из нас: даже будучи в роли стороннего наблюдателя.

По данным исследований, опыт травли в детстве напрямую связан с тревожностью, депрессией, мыслями о самоубийстве и с рисками для душевного здоровья – и в молодом возрасте, и позже – во взрослом. Ухудшается также и социальное здоровье жертв.

Травля и сопутствующее ей состояние напряжения и нормы, допускающие травлю в классе, тормозят и академическую успеваемость, также у жертв увеличивается риск быть исключенными из учебного заведения. В то же время, например, на основании исследований влияния программы KiVa, при успешном предотвращении травли можно повысить мотивацию к учебе и успеваемость, также улучшаются отношения с одноклассниками,  учащимся больше нравится посещать школу, а тревога и депрессия – снижаются.

Принятие травли означает также и то, что у совершающего его – в четыре раза больше риск совершить преступление, причем, как в подростковом, так и во взрослом возрасте. Также как и сами обидчики, так и наблюдавшие за происходящим могут страдать от расстройств душевного здоровья.

Во время проведения профилактических работ я встречалась со многими, кто считает, несмотря на все вышеописанное, что это все – о «неженках». И тогда я привожу еще один аргумент: не снижать уровень травли очень затратно для общества, государства, налогоплательщика, предприятий и сограждан. Шведские специалисты по профилактике насилия выяснили, что один год насилия в их школах стоит обществу в течение следующих 30 лет 17,5 миллиардов шведских крон (1,8 миллиарда евро), то есть 60 миллионов евро ежегодно. И это – при условии, что у травли  имеются последствия в будущем лишь для 10 процентов людей, ставших ее жертвами.

Программа профилактики травли KiVa, основанная на науке и доказательствах, оказалась эффективна (по сравнению с обычными действиями школьной семьи в подобных ситуациях): инвестиции, сделанные в KiVa, выражаются в улучшении качества жизни и здоровья учеников; при этом показатели тем выше, чем больше школьных ступеней включены в KiVa.

По данным исследования, проведенного в Голландии, применение KiVa лишь в начальных классах в долгосрочной перспективе – выгодно: даже по консервативным подсчетами, каждый евро, инвестированный в KiVa, за счет будущего дохода от зарплат, сэкономленного на травле, принесет обществу более четырех миллионов евро.

Нет школы – нет травли?

В начале дистанционного обучения мне часто намекали – в основном шутя, но порой и всерьез – что проблема теперь решена: дети дома, и туда травля не дойдет. Да, действительно: можно предположить, что травля, происходящая в реальном пространстве, уменьшится. Однако международные эксперты все же напоминают:  дистанционному обучению и изоляции могут сопутствовать новые проблемы. Опытный исследователь кибертравли Самир Хиндуя предвидел, что кибертравля, очевидно, участится. Например, по данным опросов учеников эстонских школ, присоединившихся к сети KiVa, дают понять: так оно и есть.

Свежие международные исследования, а также замеры базовых показателей присоединившихся к KiVa школ указывают на то, что жертвами кибертравли становятся примерно четыре-пять процентов учеников. Этой весной результаты опросов в школах, в которых программа не применялась ни дня, показали, что в них данный показатель составляет 6,5% — то есть больше обычного. В школах KiVa доля жертв кибертравли была 2,7 процента, то есть еще меньше, чем в более ранних исследованиях.

Это указывает на то, что школы могут сделать многое ради устранения кибертравли. Поскольку можно предположить, что в какой-то степени удаленное обучение ожидает нас и в этом году, школы могли бы использовать по максимуму время контактного обучения для того, чтобы посредством последовательной и системной профилактической работы создать морально и физически более здоровую учебную среду и на удаленном обучении.

При постепенном снижении количества жертв кибертравли можно было бы – и следует – обратить внимание на следующие нюансы, в которых может понадобиться дополнительное вмешательство, освещение темы и т.п. Например, из опросов учеников KiVa и международных исследований многих лет следует, что больше всего страдают от насилия мальчики первой учебной ступени. Как на это осознанно обратить внимание?

В то же время, хотя во второй учебной ступени, согласно показателям, доля жертв травли меньше, чем в первой, более половины жертв из 7-9 классов терпят соответствующее отношение несколько лет, потому и в разных группах риска – разные последствия, связанные с травлей. Поэтому возникает большая необходимость в эффективной профилактической работе и в конструктивном решении проблем и в более старших классах.

И еще: если мальчики 4-6 классов сталкивались с травлей, причиной которой стали какие-либо особенности тела и сексуальности, чаще, чем девочки, то в 7-9 классах девочки страдают больше. За пару лет до этого, когда ученики 7-9 классов еще не были включены в опрос, у меня возникла гипотеза: возможно, девочки, отличающиеся от принятой в обществе гендерной нормы, в большей степени принимаются обществом, чем мальчики, которые отличаются от принятой в обществе гендерной нормы в отношении мужчин. При наблюдении за результатами третьей школьной ступени возникла новая гипотеза: если во второй школьной ступени баланс развития и силы между мальчиками девочками таковы, что позволяют мальчикам причинять боль, то к третьей ступени баланс сил становится таким, к какому мы привыкли в обществе.

Все новые и новые исследования открывают новые двери для очередных гипотез, последующих анализов. В интуитивном выборе и толковании можно допустить ошибку – так говорят исследования. А именно: решения, которые используют интуитивно и в Эстонии для приостановки травли, могут даже навредить. Например, в США было проведено исследование, в ходе которого выяснилось: строгое наказание обидчика создает ситуацию, когда травля не снижается, а попросту становится более незаметной для взрослых, потому как наказанные хотят отомстить за наказание, и в результате травля становится еще ужаснее.

Также исследования говорят, что есть лишь временная польза от того, что в школу приходит говорить на данную тему «чужая тетя или дядя», будь то профессионал в данной области, жертва травли, которая делится личным опытом или же вообще бывший обидчик. Представление может быть «на молодежный лад» и вовлекать слушателей, однако, если в школе в целом не продумана система профилактики и вмешательства, если эти действия и планы не реализуются в повседневной жизни, выступление харизматичного специалиста будет иметь лишь краткосрочный эффект и забудется через пару недель.

Ведь для обеспечения пожарной безопасности мы не ограничиваемся лишь лекцией от активного сотрудника службы спасения раз в три года или же рассказами бывших погорельцев или поджигателей, профилактическим мастер-классом или единичным отрывком из художественного произведения. Для обеспечения пожарной безопасности в школах имеются планы и ответственные лица, каждый год проходят тренировки по поиску выходов с различными сценариями ситуации, говорится об использовании огнетушителей, анализируются результаты тренировок, пункты возможных сборов, делаются выводы и улучшения на будущее – на те случаи, когда план – реально нужен.

Важна поддержка каждого

Наверное всегда будут люди, которые считают травлю псевдопроблемой и которые думают, что систематическая превентивная работа это заезженная пластинка. Однако, чтобы было больше тех, кто осознает всю серьезность проблемы, ценит научно доказанную профилактику и признает наличие действенных и эффективных способов – давайте вооружимся знаниями о масштабах травли, о ее причинах и следствиях, а также информацией о ее снижении.

Как показывают исследования — тогда легче осознавать, что тех, кому не все равно, все же большее количество. Порою их придется просто поискать, призвать на помощь специалистов. Ведь если у жертвы травли есть хоть один человек, который его поддерживает – например, человек, которые дочитает эту статью до конца, и знающий уже значительно больше о научно-обоснованном подходе к снижению уровня травли, то жертве от этого уже будет большая поддержка.


VIITED

[1] HSBC 2017/2018. Oja, L., Pikksööt, J., Rahno, J. (2019). Eesti kooliõpilaste tervisekäitumise uuring 2017/2018 õppeaasta. Tabelid. Tervise Arengu Instituut.

[2] Husky, M. M., Delbasty, E., Bitfoi, A., Carta, M. G., Goelitz, D., Koç, C., Lesinskiene, S., Mihova, Z., Otten, R. & Kovess-Masféty, V. (2020). Bullying involvement and self-reported mental health in elementary school children across Europe. Child Abuse & Neglect, 107, 104601.

[3] Arseneault, L., Bowes, L., & Shakoor, S. (2010). Bullying victimization in youths and mental health problems:’much ado about nothing’?, Psychological medicine, 40 (5), 717.

[4] Hawker, D. S., & Boulton, M. J. (2000). Twenty years’ research on peer victimization and psychosocial maladjustment: A meta-analytic review of cross-sectional studies. The Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 41 (4), 441-455.

[5] Nakamoto, J., & Schwartz, D. (2010). Is peer victimization associated with academic achievement? A meta‐analytic review. Social development, 19 (2), 221-242.

[6] Turu Ülikooli rahvusvaheline leht KiVa programmi tutvustamiseks: kivaprogram.net, uuringud: https://eesti.kivaprogram.net/research-in-finland/

[7] Olweus, D. (2013). School Bullying: Development and Some Important Challenges. Annual Review of Clinical Psychology, 9, 751-780.

[8] Läs rapporten Mobbningens kostnader (2016). Analüüsi lühike ja detailsem raport (rootsi keeles) leitav siit:  https://www.dropbox.com/sh/wjo6k3dv0y9sfuj/AAAxeoyS3w0KzyeEYtCASsFoa?dl=0

[9] Persson, M., Wennberg, L., Beckman, L., Salmivalli, C., & Svensson, M. (2018). The cost-effectiveness of the Kiva Antibullying Program: results from a decision-analytic model, Prevention Science, 19 (6), 728-737.

[10] Huitsing, G., Barends, S. I., & Lokkerbol, J. (2019). Cost-benefit Analysis of the KiVa Anti-bullying Program in the Netherlands, International Journal of Bullying Prevention, 1-10.

[11] Hinduja, S. (2020). Coronavirus, Online Learning, Social Isolation, and Cyberbullying: How To Support Our Students. Koduleht: Cyberbullying Research Center, https://cyberbullying.org/coronavirus-online-learning-social-isolation-cyberbullying

[12] Treial, K. (2020). Õpilaste kogemused kiusamisega 2020. aasta KiVa programmi õpilasküsitluse põhjal. Tulemused eriolukorra kevadel. Koduleht, SA Kiusamisvaba Kool: https://kiusamisvaba.ee/wp-content/uploads/2020/09/%C3%95pilaste-kogemused-kiusamisega-2020-KiVa-programmi-RAPORT.pdf

[13] Inchley, J., Currie, D., Budisavljevic, S., Torsheim, T., Jåstad, A., Cosma, A. et al., editors. Spotlight on adolescent health and well-being. Findings from the 2017/2018 Health Behaviour in School-aged Children (HBSC) survey in Europe and Canada. International report. Volume 1. Key findings. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe; 2020.

[14] K. Borgwald & H. Theixos (2013). Bullying the bully: Why zero-tolerance policies get a failing grade, Social Influence, 8:2-3, 149-160.