Возможности работников школы для обеспечения психической и физической безопасности учеников ЛГБТ+

Параграф 44 Закона об основной школе и гимназии обязывает школу обеспечивать защиту психического и физического здоровья учащегося во время его или ее пребывания в школе. Звучит очень разумно, так что закон даже дополнять не надо. К сожалению, большинству эстонских школ по-прежнему необходимо проделать большую последовательную и систематическую работу, чтобы превратить основанную на научных и фактических данных профилактику травли и вмешательство в обычную практику, не говоря уже о том, что существуют проблемы, которые часто эмоционально сложны для взрослых, из-за чего ребенок, который нуждается в защите от травли либо забывается, либо выбирается в качестве мишени для самих взрослых. Что нужно знать о безопасности ЛГБТ+ молодежи в школе? И что делать, чтобы эта мрачная ситуация стала более радостной и комфортной для ЛГБТ+ молодежи? Во время зимней школы KiVa учитель и генеральный директор Эстонской ЛГБТ-ассоциацией и эксперт в области образования Кристель Раннааяэре (на фото; фотография Крыта Таркмееля) представила результаты первого в Эстонии исследования школьной среды учеников ЛГБТ+.


Летом 2018 года 561 ЛГБТ+ [1] молодых людей участвовало в исследовании 2017/2018 года, посвященном безопасности школьной среды и интеграции. В исследовании рассматривались подверженность предрассудкам, безопасность, травля и общее восприятие школьного образования, а также академическая успеваемость молодых людей, их участие в школьных мероприятиях, содержание предметов, а также наличие и влияние систем поддержки. Опрос проводился Эстонской ЛГБТ-ассоциацией в сотрудничестве с американской организацией GLSEN, которая имеет многолетний опыт работы в сфере образования ЛГБТ+, включая проведение исследований.

Результаты исследования обращают внимание на несколько общих проблем. Негативное отношение к ЛГБТ+ людям и их проблемам оказывает значительное влияние на учеников ЛГБТ+, но также может влиять и на других молодых людей. Пока идентичность ЛГБТ+ ассоциируется с чем-то плохим, любой молодой человек, независимо от того, принадлежит он к этому сообществу или нет, может быть жертвой связанной с этим травлей.

Неправильные представления о сексуальности и гендере в целом также могут вызывать у подростков (не только ЛГБТ+) трудности с определением своей идентичности, чувств и предпочтений, а также отсутствие чувства безопасности, что, в свою очередь, может привести к (сексуальному) рискованному поведению, стрессу, депрессии или самоубийству.

Подводя итог, можно сказать, что эстонская школа является небезопасной и агрессивной средой для учащихся ЛГБТ+ из-за их идентичности. Учащиеся ЛГБТ+, участвовавшие в исследовании, чувствовали себя неуверенно в школе, в основном из-за своей сексуальной ориентации (39%) и гендерного самовыражения (28%). Кроме того, 68% учеников ЛГБТ+ заявили, что они подвергались психологической травле в течение последнего учебного года именно из-за своей сексуальной ориентации, пола или гендерного самовыражения. По крайней мере, пятая часть учащихся ЛГБТ+ подверглась физической травле в прошлом учебном году, а одна треть — сексуальным домогательствам. Высокие цифры указывают на то, что общих мер по борьбе с запугиванием и других мер недостаточно для устранения враждебности и насилия, с которыми сталкиваются студенты ЛГБТ+, но также для учета специфики проблем ЛГБТ+.

Небезопасная и враждебная школьная среда возникает не только из-за слов и действий других учащихся, но и из-за враждебных высказываний сотрудниками школы. 57% учеников из числа ЛГБТ+ заявили, что слышали гомофобные и трансфобные комментарии от учителей и других сотрудников школы. Кроме того, многие школьные сотрудники не вмешиваются, когда слышат, как ученики высказываются против геев. 61% респондентов заявили, что присутствующие работники школы никогда не вмешивались, и только 2% респондентов заявили, что они всегда вмешивались. Если значительная часть школьного персонала использует агрессивные выражения и не вмешивается во враждебную ситуацию, это также нормализует использование агрессивных выражений среди учащихся. Работники школы является образцом для подражания для всей школьной семьи.

Также беспокоит то, что образовательный путь учеников ЛГБТ+ нестабилен. Например, ученики ЛГБТ+, которые подвергались травле чаще, чем в среднем из-за своего гендерного выражения, в три раза чаще пропускали занятия в школе (38% против 13%). 21% учащихся из числа ЛГБТ+ отсутствовали хотя бы один учебный день в месяц, потому что считали, что в школе или по пути в нее или домой небезопасно. Только 43% респондентов не испытывали неудобств в классе или на уроке. Кроме того, 77% учеников ЛГБТ+ заявили, что их одноклассники намеренно исключали их из деятельности в классе. Нестабильная учеба влияет на качество получаемого образования и ущемляет право ребенка на образование. Это также может негативно повлиять на мотивацию молодых людей продолжать свое образование и, следовательно, на их успех на рынке труда.

Также выяснилось, что школы не обеспечивают безопасных условий для удовлетворения основных потребностей всех учащихся, поскольку ЛГБТ+ ученики чаще всего избегают туалетов (19%) и столовых (18%) из-за неудобств или отсутствия чувства безопасности. Таким образом, ученик может оказаться в ситуации, когда он или она не может сосредоточиться на обучении, потому что он или она должны найти другие способы удовлетворения основных потребностей (например, пойти в туалет или столовую во время урока) или страдать от дискомфорта (если не получается поесть или сходить в туалет).

Хотите помочь больше, но не знаете, что делать? Вот несколько предложений для работников школы:
— расскажите про ЛГБТ+ и другие проблемы подростков во время своих уроков, чтобы обеспечить включение и поддержку всех учеников;
— включите в свои уроки общие вопросы травли и безопасности: зона комфорта, чувство безопасности, инклюзивность, предотвращение травли, справедливое и доступное образование и т.д.;
— оставайтесь профессионалом в любой теме, например правильное и инклюзивное использование языка и предоставление научно обоснованной информации;
— включите темы ЛГБТ+ в учебную программу, обратившись к ним самостоятельно или пригласив специалистов в этой области;
— поддерживайте ЛГБТ+ учеников в школьном образовании и увлечениях, в решении проблем и уязвимых тем;
— обеспечьте доступ к ЛГБТ+ материалам в школьной библиотеке.

У руководителей школ и Министерства образования также важная роль в создании более безопасной и инклюзивной школьной среды, подавая пример школьным семьям, сообществу и обществу, защищая уязвимых молодых людей, осмеливаясь открыто говорить о ЛГБТ+ учениках и образовании, а также поддерживая и поощряя своих коллег.

Хотя Закон об основной школе и гимназии охватывает вопросы безопасности, психического здоровья, развития личности и прочие темы, при работе с молодежью закон не должен быть основной мотивацией для обеспечения безопасности и вовлечения всех студентов, но должен быть в сердце каждого работника образования. Команда Эстонской ЛГБТ-ассоциации надеется, что исследование в школах выявит их реальные проблемы и потребности через голоса самих молодых людей и побудит профессионалов, работающих с молодежью, внести свой вклад в обеспечение того, чтобы все учащиеся, включая школьников ЛГБТ+, могли бы получить лучшее образование.

Исследование в полном объеме можно найти здесь. Вы можете найти ссылки на другие исследования по теме ЛГБТ+ здесь.

___

[1] Аббревиатура ЛГБТ+ означает лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и людей с иной сексуальной и гендерной идентичностью.

Предотвращение травли — это экономия, и ее невозможно преодолеть с помощью кампании.

• К сожалению, травля в школе не имеет ценности для освещения в СМИ.
• У травли, помимо прочего, имеется и серьезное экономическое влияние.
• К уверенному снижению травли приведет только лишь постоянная системная работа.


За последнее десятилетие о профилактике травли и необходимости ее снижения говорилось немало. Иногда кажется, что чересчур. Все сложнее объяснять журналистам важность освещения в СМИ профилактической научно-обоснованной работы, если суть достижений этого труда повторяется из года в год. «ВНИМАНИЕ: если совершать рекомендованные учеными действия последовательно, по всей школе и систематически, то насилие можно снизить».

Однако в результате проделанной до сих пор работы проблема травли в эстонских школах никуда не делась. Хотя и крупные международные исследования дают основания считать, что в целом по Эстонии количество жертв снижается, все же, следует учитывать, что по-прежнему каждый пятый ученик в течение учебного года сталкивается с травлей: неоднократным и намеренным вредительством, перед которым ему трудно себя защитить, так как по какой-либо причине он находится в неравной позиции по отношению к обидчику.

И даже если бы страдал «всего лишь» каждый десятый, это, тем не менее, означало бы наличие детей, которым не обеспечена психологическая и физическая безопасность. Пытаясь снизить количество смертей в ДТП, при утоплении, при пожарах, сдерживая распространение вирусов, мы не думаем: «А, ну, это всего лишь каждый десятый или сотый эстоноземелец, кого это вообще касается».

Однако весьма часто происходит и так, что школьная семья – или даже родитель – не воспринимает проблему травли всерьез. Мифы – различны и живучи: что не убивает – делает вас, неженок, сильнее; жертва – сама виновата, поэтому для начала должна сама измениться; я ничего не замечаю – поэтому проблемы не существует.

Травля – это не просто очередная часть становления взрослым. Не должна ею быть. Личный опыт травли, а также наблюдение за ней и участие имеют последствия: от легких – до смертельно тяжелых. При этом совсем «не при делах» не остается никто из нас: даже будучи в роли стороннего наблюдателя.

По данным исследований, опыт травли в детстве напрямую связан с тревожностью, депрессией, мыслями о самоубийстве и с рисками для душевного здоровья – и в молодом возрасте, и позже – во взрослом. Ухудшается также и социальное здоровье жертв.

Травля и сопутствующее ей состояние напряжения и нормы, допускающие травлю в классе, тормозят и академическую успеваемость, также у жертв увеличивается риск быть исключенными из учебного заведения. В то же время, например, на основании исследований влияния программы KiVa, при успешном предотвращении травли можно повысить мотивацию к учебе и успеваемость, также улучшаются отношения с одноклассниками,  учащимся больше нравится посещать школу, а тревога и депрессия – снижаются.

Принятие травли означает также и то, что у совершающего его – в четыре раза больше риск совершить преступление, причем, как в подростковом, так и во взрослом возрасте. Также как и сами обидчики, так и наблюдавшие за происходящим могут страдать от расстройств душевного здоровья.

Во время проведения профилактических работ я встречалась со многими, кто считает, несмотря на все вышеописанное, что это все – о «неженках». И тогда я привожу еще один аргумент: не снижать уровень травли очень затратно для общества, государства, налогоплательщика, предприятий и сограждан. Шведские специалисты по профилактике насилия выяснили, что один год насилия в их школах стоит обществу в течение следующих 30 лет 17,5 миллиардов шведских крон (1,8 миллиарда евро), то есть 60 миллионов евро ежегодно. И это – при условии, что у травли  имеются последствия в будущем лишь для 10 процентов людей, ставших ее жертвами.

Программа профилактики травли KiVa, основанная на науке и доказательствах, оказалась эффективна (по сравнению с обычными действиями школьной семьи в подобных ситуациях): инвестиции, сделанные в KiVa, выражаются в улучшении качества жизни и здоровья учеников; при этом показатели тем выше, чем больше школьных ступеней включены в KiVa.

По данным исследования, проведенного в Голландии, применение KiVa лишь в начальных классах в долгосрочной перспективе – выгодно: даже по консервативным подсчетами, каждый евро, инвестированный в KiVa, за счет будущего дохода от зарплат, сэкономленного на травле, принесет обществу более четырех миллионов евро.

Нет школы – нет травли?

В начале дистанционного обучения мне часто намекали – в основном шутя, но порой и всерьез – что проблема теперь решена: дети дома, и туда травля не дойдет. Да, действительно: можно предположить, что травля, происходящая в реальном пространстве, уменьшится. Однако международные эксперты все же напоминают:  дистанционному обучению и изоляции могут сопутствовать новые проблемы. Опытный исследователь кибертравли Самир Хиндуя предвидел, что кибертравля, очевидно, участится. Например, по данным опросов учеников эстонских школ, присоединившихся к сети KiVa, дают понять: так оно и есть.

Свежие международные исследования, а также замеры базовых показателей присоединившихся к KiVa школ указывают на то, что жертвами кибертравли становятся примерно четыре-пять процентов учеников. Этой весной результаты опросов в школах, в которых программа не применялась ни дня, показали, что в них данный показатель составляет 6,5% — то есть больше обычного. В школах KiVa доля жертв кибертравли была 2,7 процента, то есть еще меньше, чем в более ранних исследованиях.

Это указывает на то, что школы могут сделать многое ради устранения кибертравли. Поскольку можно предположить, что в какой-то степени удаленное обучение ожидает нас и в этом году, школы могли бы использовать по максимуму время контактного обучения для того, чтобы посредством последовательной и системной профилактической работы создать морально и физически более здоровую учебную среду и на удаленном обучении.

При постепенном снижении количества жертв кибертравли можно было бы – и следует – обратить внимание на следующие нюансы, в которых может понадобиться дополнительное вмешательство, освещение темы и т.п. Например, из опросов учеников KiVa и международных исследований многих лет следует, что больше всего страдают от насилия мальчики первой учебной ступени. Как на это осознанно обратить внимание?

В то же время, хотя во второй учебной ступени, согласно показателям, доля жертв травли меньше, чем в первой, более половины жертв из 7-9 классов терпят соответствующее отношение несколько лет, потому и в разных группах риска – разные последствия, связанные с травлей. Поэтому возникает большая необходимость в эффективной профилактической работе и в конструктивном решении проблем и в более старших классах.

И еще: если мальчики 4-6 классов сталкивались с травлей, причиной которой стали какие-либо особенности тела и сексуальности, чаще, чем девочки, то в 7-9 классах девочки страдают больше. За пару лет до этого, когда ученики 7-9 классов еще не были включены в опрос, у меня возникла гипотеза: возможно, девочки, отличающиеся от принятой в обществе гендерной нормы, в большей степени принимаются обществом, чем мальчики, которые отличаются от принятой в обществе гендерной нормы в отношении мужчин. При наблюдении за результатами третьей школьной ступени возникла новая гипотеза: если во второй школьной ступени баланс развития и силы между мальчиками девочками таковы, что позволяют мальчикам причинять боль, то к третьей ступени баланс сил становится таким, к какому мы привыкли в обществе.

Все новые и новые исследования открывают новые двери для очередных гипотез, последующих анализов. В интуитивном выборе и толковании можно допустить ошибку – так говорят исследования. А именно: решения, которые используют интуитивно и в Эстонии для приостановки травли, могут даже навредить. Например, в США было проведено исследование, в ходе которого выяснилось: строгое наказание обидчика создает ситуацию, когда травля не снижается, а попросту становится более незаметной для взрослых, потому как наказанные хотят отомстить за наказание, и в результате травля становится еще ужаснее.

Также исследования говорят, что есть лишь временная польза от того, что в школу приходит говорить на данную тему «чужая тетя или дядя», будь то профессионал в данной области, жертва травли, которая делится личным опытом или же вообще бывший обидчик. Представление может быть «на молодежный лад» и вовлекать слушателей, однако, если в школе в целом не продумана система профилактики и вмешательства, если эти действия и планы не реализуются в повседневной жизни, выступление харизматичного специалиста будет иметь лишь краткосрочный эффект и забудется через пару недель.

Ведь для обеспечения пожарной безопасности мы не ограничиваемся лишь лекцией от активного сотрудника службы спасения раз в три года или же рассказами бывших погорельцев или поджигателей, профилактическим мастер-классом или единичным отрывком из художественного произведения. Для обеспечения пожарной безопасности в школах имеются планы и ответственные лица, каждый год проходят тренировки по поиску выходов с различными сценариями ситуации, говорится об использовании огнетушителей, анализируются результаты тренировок, пункты возможных сборов, делаются выводы и улучшения на будущее – на те случаи, когда план – реально нужен.

Важна поддержка каждого

Наверное всегда будут люди, которые считают травлю псевдопроблемой и которые думают, что систематическая превентивная работа это заезженная пластинка. Однако, чтобы было больше тех, кто осознает всю серьезность проблемы, ценит научно доказанную профилактику и признает наличие действенных и эффективных способов – давайте вооружимся знаниями о масштабах травли, о ее причинах и следствиях, а также информацией о ее снижении.

Как показывают исследования — тогда легче осознавать, что тех, кому не все равно, все же большее количество. Порою их придется просто поискать, призвать на помощь специалистов. Ведь если у жертвы травли есть хоть один человек, который его поддерживает – например, человек, которые дочитает эту статью до конца, и знающий уже значительно больше о научно-обоснованном подходе к снижению уровня травли, то жертве от этого уже будет большая поддержка.


VIITED

[1] HSBC 2017/2018. Oja, L., Pikksööt, J., Rahno, J. (2019). Eesti kooliõpilaste tervisekäitumise uuring 2017/2018 õppeaasta. Tabelid. Tervise Arengu Instituut.

[2] Husky, M. M., Delbasty, E., Bitfoi, A., Carta, M. G., Goelitz, D., Koç, C., Lesinskiene, S., Mihova, Z., Otten, R. & Kovess-Masféty, V. (2020). Bullying involvement and self-reported mental health in elementary school children across Europe. Child Abuse & Neglect, 107, 104601.

[3] Arseneault, L., Bowes, L., & Shakoor, S. (2010). Bullying victimization in youths and mental health problems:’much ado about nothing’?, Psychological medicine, 40 (5), 717.

[4] Hawker, D. S., & Boulton, M. J. (2000). Twenty years’ research on peer victimization and psychosocial maladjustment: A meta-analytic review of cross-sectional studies. The Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 41 (4), 441-455.

[5] Nakamoto, J., & Schwartz, D. (2010). Is peer victimization associated with academic achievement? A meta‐analytic review. Social development, 19 (2), 221-242.

[6] Turu Ülikooli rahvusvaheline leht KiVa programmi tutvustamiseks: kivaprogram.net, uuringud: https://eesti.kivaprogram.net/research-in-finland/

[7] Olweus, D. (2013). School Bullying: Development and Some Important Challenges. Annual Review of Clinical Psychology, 9, 751-780.

[8] Läs rapporten Mobbningens kostnader (2016). Analüüsi lühike ja detailsem raport (rootsi keeles) leitav siit:  https://www.dropbox.com/sh/wjo6k3dv0y9sfuj/AAAxeoyS3w0KzyeEYtCASsFoa?dl=0

[9] Persson, M., Wennberg, L., Beckman, L., Salmivalli, C., & Svensson, M. (2018). The cost-effectiveness of the Kiva Antibullying Program: results from a decision-analytic model, Prevention Science, 19 (6), 728-737.

[10] Huitsing, G., Barends, S. I., & Lokkerbol, J. (2019). Cost-benefit Analysis of the KiVa Anti-bullying Program in the Netherlands, International Journal of Bullying Prevention, 1-10.

[11] Hinduja, S. (2020). Coronavirus, Online Learning, Social Isolation, and Cyberbullying: How To Support Our Students. Koduleht: Cyberbullying Research Center, https://cyberbullying.org/coronavirus-online-learning-social-isolation-cyberbullying

[12] Treial, K. (2020). Õpilaste kogemused kiusamisega 2020. aasta KiVa programmi õpilasküsitluse põhjal. Tulemused eriolukorra kevadel. Koduleht, SA Kiusamisvaba Kool: https://kiusamisvaba.ee/wp-content/uploads/2020/09/%C3%95pilaste-kogemused-kiusamisega-2020-KiVa-programmi-RAPORT.pdf

[13] Inchley, J., Currie, D., Budisavljevic, S., Torsheim, T., Jåstad, A., Cosma, A. et al., editors. Spotlight on adolescent health and well-being. Findings from the 2017/2018 Health Behaviour in School-aged Children (HBSC) survey in Europe and Canada. International report. Volume 1. Key findings. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe; 2020.

[14] K. Borgwald & H. Theixos (2013). Bullying the bully: Why zero-tolerance policies get a failing grade, Social Influence, 8:2-3, 149-160.

Школа присоеденилась к программе KiVa, но травля продолжается!

Фотограф: Карол Лиис Метсла

Время от времени как школы, использующие программу KiVa, так и команда нашего фонда по-прежнему получают комментарии от учителей, родителей, а также из СМИ о том, что школа присоединилась к программе KiVa, но травля в ней все еще продолжается. Неужели из этого следует, что KiVa не работает? Вероятно, за каждым таким мнением стоит конкретная история, но исследования помогают оценить, когда и сколько следует ожидать пользы от KiVa, и какие причины могут привести к ощущению, что KiVa бесполезена.

На что мы полагаемся, когда говорим, что KiVa полезна (или бесполезна)?

Это имеет большое значение, вне зависимости от того, основываем ли мы свое мнение на опыте, чувствах или результатах исследований, соответствующих строгим требованиям. Эти источники сильно различаются по надежности и обобщённости.

Программа KiVa является одной из немногих инструментов предотвращения и профилактики, доступных в эстонских школах, чье влияние на снижение уровня издевательств было научно доказано — и неоднократно. Серьезные пилотные исследования [1] в Финляндии, Нидерландах, Италии и Уэльсе показали значительное снижение уровня издевательств с первого учебного года. Мы получили аналогичный результат в пилотном исследовании [2], проведенном в Эстонии во время адаптации программы.

Другими словами, преимущества KiVa были показаны не только в Финляндии, стране, где была создана программа, но и во многих других странах. Кроме того, мы можем взглянуть на результаты весенних опросов учащихся, которые показывают, например, что травля как в финских, так и в эстонских школах KiVa продолжает уменьшаться, если программа используется последовательно. Есть школы, в которых положительные изменения более значительны и продолжительны, и есть школы, в которых есть небольшие неудачи по разным причинам. Прочные перемены требуют последовательности, а также готовности учиться на неудачах и продолжать во имя безопасной школьной среды!

Если провести дополнительные исследования, то можно заметить, что программа против травли KiVa является одной из лучших в мире. Например, влияние KiVa и возможные механизмы действия были продемонстрированы в крупномасштабном пилотном исследовании в Финляндии. С 2007 по 2009 год в Финляндии приняли участие в тщательном тестировании программы KiVa в общей сложности 117 школ KiVa и 177 контрольных школ, то есть почти 30 000 учащихся. Такой масштабный тест образовательного вмешательства редко встречается в мировой исследовательской практике, а полученные результаты тем более впечатляют.

На основе этого эксперимента можно утверждать, что программа KiVa значительно уменьшает травлю и последующие травмы [3], а также KiVa значительно уменьшает все формы травли, включая скрытые, связанные с отношениями и кибертравлю [4]. К положительным побочным эффектам относятся повышение симпатии к школе, мотивации к обучению и успеваемости [5], улучшение взаимоотношений со сверстниками и уменьшение проблем тревоги и депрессии, часто связанных с травлей [6]. Качество проведенного контрольного теста и полученные результаты позволяют назвать программу KiVa научно обоснованной, и также это было признано благодаря добавлению программы в одну из наиболее востребованных баз данных научно обоснованных программ против насилия, а именно в Blueprints Programs.

Таким образом, существующие исследования подтверждают, что использование программы KiVa может значительно снизить частоту случаев травли в школах, включая её негативные последствия. Однако следует понимать, что не все случаи можно предотвратить и в школах KiVa.

Разве школа без травли не возможна?

Можно и так сказать. Ведь инструмент для полного устранения травли еще не найден. Тем не менее, очень важно предотвращать и уменьшать травлю, и не менее важно то, насколько эффективно школа действует, когда это происходит. Короче говоря, в ситуации травли взрослые должны умело вмешиваться.

Одним из важных компонентов программы KiVa являются конкретные методы решения ситуаций, эффективность которых, как и в случае с методами профилактики, также была оценена. Контрольный тест показал, что 98% учеников, участвовавших в собеседованиях по решению конфликтных ситуаций, чувствовали, что с тех пор их положение улучшилось [7]. Однако травля может закончиться не так быстро, если для разрешения дел используются неконтролируемые решения, или взрослые действительно не знают, что именно они делают.

Также методы KiVa не всегда решают все случаи, и тогда, как правило, дополнительная поддержка и более конкретная помощь сторонам уже необходима. Например, если за действиями хулигана стоит более серьезная и постоянная проблема поведения. К примеру, случаи с признаками преступления немедленно попадают в компетенцию полиции.

После того, как будет собрана достаточная информация о результатах единой программы профилактики и предотвращения в разных странах, можно будет проводить анализ затрат-выгод и затрат-эффективности, то есть использовать разные модели для оценки того, сколько выгод или экономии в будущих расходах можно получить, инвестируя в профилактику. Что касается программы KiVa, то на примере Нидерландов известно, что каждый евро, вложенный в использование KiVa, в конечном итоге принесет 4-6 евро в виде лучшей занятости для жертв травли [8]. Если принять во внимание предотвращенные потери от хулиганов для случайных людей, ожидаемые выгоды от инвестиций для общества будут еще выше.

Сделанный в Швеции анализ экономической эффективности KiVa показал значительную эффективность с точки зрения прожитых лет жизни без травли и выгоды от улучшения качества жизни, причем значительные преимущества полуают программы 1-6 или 1-9 классов [9]. Люди, занимающиеся предотвращением травли в Швеции [10] оценили стоимость отказа от предотвращения травли в 60 миллионов евро в год, что включает в себя расходы на здравоохранение, социальную помощь, правовые и уголовные преступления.

Учитывая все это, возникает желание подчеркнуть, как Карин Стрейманн, младший научный сотрудник Института развития здравоохранения, объяснила в своей статье[11], что в нашей маленькой Эстонии, где учитывается каждый евро, важно подумать о том, в какие действия целесообразно инвестировать ради улучшения благосостояния общества.

KiVa как инструмент высшего уровня

Мы также получили хорошую метафору о программе KiVa из Университета Турку. А именно, программу KiVa можно сравнить с инструментом высшего класса. Да! Он был собран на основе современных научных знаний из лучших компонентов и был успешно проверен многократно в строгих условиях. В то же время, однако, исследования показывают, что эффект от программы зависит от дозы — чем точнее и полнее используются компоненты KiVa, тем выше вероятность успеха [12]. Так же и с KiVa!

Используемые источники:

[1] Смотри исследования: http://www.kivaprogram.net/is-kiva-effective

[2] Treial, K. (2016). KiVa kiusamisvastase programmi prooviuuring Eestis: kaheaastase klaster-randomiseeritud kontrollkatse tulemused. Eesti Haridusteaduste Ajakiri, 4(2), 191-222. http://ojs.utlib.ee/index.php/EHA/article/viewFile/13126/8202

[3] Kärnä, A., Voeten, M., Little, T., Poskiparta, E., Kaljonen, A., & Salmivalli, C. (2011). A large-scale evaluation of the KiVa antibullying program. Child Development, 82, 311-330.

[4] Salmivalli, C., Kärnä, A., & Poskiparta, E. (2011) Counteracting bullying in Finland: The KiVa program and its effects on different forms of being bullied. A special section edited by C. Spiel, P. Smith, and C. Salmivalli and offered for publication in International Journal for Behavioral Development, 35, 405-411.

[5] Salmivalli, C., Garandeau, C., & Veenstra, R. (2012). KiVa antibullying program: Implications for school adjustment. In G. Ladd & A. Ryan (Eds.), Peer Relationships and Adjustment at School (pp. 279-307). Charlotte, NC: Information Age Publishing.

[6] Williford, A., Noland, B., Little, T., Kärnä, A., & Salmivalli, C. (2012). Effects of the KiVa Antibullying Program on adolescents’ perception of peers, depression, and anxiety. Journal of Abnormal Child Psychology, 40, 289-300.

[7] Garandeau, C. F., Poskiparta, E., & Salmivalli, C. (2014). Tackling acute cases of school bullying in the KiVa anti-bullying program: A comparison of two approaches. Journal of Abnormal Child Psychology, 42, 981-991.

[8] Huitsing, G., Barends, S. I., & Lokkerbol, J. (2019). Cost-benefit Analysis of the KiVa Anti-bullying Program in the Netherlands. International Journal of Bullying Prevention, 1-10.

[9] Persson, M., Wennberg, L., Beckman, L., Salmivalli, C., & Svensson, M. (2018). The cost-effectiveness of the Kiva Antibullying Program: results from a decision-analytic model. Prevention science, 19(6), 728-737.

[10] “Mobbningens kostnader. En socioekonomisk analys”, автора и издатели — Шведбанк и друзья (Шведская организация предотвращения травли) http://www.socioekonomi.se/Texter16/Mobbningens-kostnader-kortversion%20webb.pdf

[11] Streimann, K. (2019) Panustaks nüüd tulemuslikku ennetusse. Pärnu Postimees, 05.09.2019. https://parnu.postimees.ee/6769942/karin-streimann-panustaks-nuud-tulemuslikku-ennetusse

[12] Haataja, A., Voeten, M., Boulton, A. J., Ahtola, A., Poskiparta, E., & Salmivalli, C. (2014). The KiVa antibullying curriculum and outcome: Does fidelity matter? Journal of School Psychology, 52(5), 479–493.

Кристийна Треал

Ментор и координатор исследований KiVa

Физкультура и травля — риск или возможность?

Кристийна Трейал, член совета директоров и координатор исследований фонда Школа без травли, делится своими мыслями и знаниями о возможных точках контакта между уроками физкультуры и травлей.

Недавно меня пригласили выступить на тему травли на ежегодной конференции Эстонской ассоциации школьного спорта. Какой захватывающий вызов! Для этого особенности травли в контексте уроков физкультуры были рассмотрены мною глубже, чем обычно. Теперь я хочу поделиться наблюдениями в письменном виде. Уроки физкультуры имеют особый контекст в глазах исследователей, причем не только в Эстонии, но и в других странах. В первую очередь это связано с рядом факторов риска, которые могут усиливать травлю.

Согласно государственной учебной программе, задачи уроков физкультуры полностью поддерживают здоровое развитие ребенка. В Приложении 8 к учебной программе, описываются необходимые задачи и цели на уроках физкультуры, среди которых: (1) умение оценить физическую активность и здоровый образ жизни как часть повседневного образа жизни, (2) оценивать свою физическую форму, (3) находить подходящую физическую активность, а также (4) готовность быть терпимым к сверстникам, (5) соблюдать правила честной игры и ценить сотрудничество в спорте. Действительно, с такими целями каждый ребенок сможет развить любовь к занятиям спортом.

Но так ли это на самом деле? Или же есть ученики, для которых физкультура — это урок, который они не хотят посещать? Одна из причин нежелания может заключаться в травле.

Каковы отличительные риски травли на уроках физкультуры?

  • Различия в физической подготовке и способностях учеников. Соревновательные спортивные игры иногда показывают их особенно болезненно. Чем больше внимания уделяется конкуренции и борьбе, тем выше риск того, что более слабые будут отверженны и осмеяны. Если цель состоит в том, чтобы развить у всех любовь к занятиям спортом, необходимо очень четко найти баланс между соревновательной и несоревновательной учебной деятельностью.
  • В исследованиях особенно выделяется неуклюжесть. Это оказалось важной предпосылкой к риску травли даже тогда, когда социально-экономический статус ученика, его успехи в учебе или полнота приняты одноклассниками. (Бейерут 2013).
  • Существуют исследования, которые показывают, что учителя физкультуры часто менее осведомлены о профилактике и принципах травли в школе, чем другие учителя (О’Коннор, Грабер, 2014), и поэтому менее способны замечать и распознавать травлю. По словам учеников, 55% случаев травли происходит рядом с учителем физкультуры, но последние не вмешивались (Ли, Рукавина, 2015). Становится проблемой также реакция на травлю как на норму или даже высмеивание и уменьшение ее тяжести. (О’Коннор, Грабер, 2014; Ли, Рукавина, 2012).
  • Отдельная тема — раздевалки и то, что в них происходит. Некоторые исследователи отмечают, что в раздевалках больше травли, чем где-либо еще. Независимо от того, вызвано ли это сокрытием от взрослых, особенно уязвимым состоянием во время переодевания или принятия душа (а затем, например, фотографированием или видеосъемкой) или сопутствующей тревогой во время мытья и неуверенности в своем теле (Норет, 2015; Сандеркок, 2014). Есть ученики, которые воздерживаются от физических упражнений, потому что не хотят попадать в плохую ситуацию после принятия душа. Учитель должен внимательно следить за такими признаками воздержания и вести деликатную беседу с учениками. Конечно, ученики не хотят быть грязными и пахнуть потом до конца дня.

Какие у нас есть возможности для улучшения ситуации?

Конечно, необходимо расскзаать учителям физкультуры о травле и вмешательстве, принимая во внимание факторы риска, специфичные для уроков физкультуры. Школы должны убедиться, что их коллеги хорошо знакомы с тем, что делается в школе для предотвращения травли, и не остаются в стороне.

Еще одна из возможностей заключается в педагогическом выборе учителя: что и почему используется на уроке физкультуры, начиная, например, со способов формирования команд. Есть много ситуаций, где риск травли очевиден (например, выбор капитанов). Преподаватель также может пересмотреть так называемый скрытый учебный план для занятий в классе: какие ценности и принципы мы выбираем, когда общаемся с ученикам в классе? Вспомним прошлогодние дебаты по поводу игры “народный мяч”. Стоит тщательно рассмотреть, является ли сравнение учеников необходимым для их развития и прививания любви к спорту. Следует помнить, что обязательные уроки физкультуры и ориентированные на победы соревновательные виды спорта — это вещи с совершенно разными целями.

Помимо поддержания физического здоровья, во время урока физкультуры следует больше внимания уделять вещам, поддерживающих психическое и социальное здоровье в учебной деятельности: какие действия поддерживают самооценку детей и позволяют каждому испытать успех? Как добиться уважительных и партнерских отношений с учениками? Здесь учителю важно показать личный пример для подражания и сознательно формировать нормы поведения во время занятий.

В любом случае, полезно, если учителя физкультуры активно участвует в школьных мероприятиях по борьбе с травлей, таких как программа KiVa. Учителя физкультуры, с их потенциалом, на самом деле являются отличным ресурсом для того, чтобы замечать травлю и следить за успешным ее предотвращением!

Мы желаем школам больше хорошего настроения на уроках физкультуры в следующем году!

Bejerot, S., Plenty, S., Humble, A., & Humble, M. B. (2013). Poor motor skills: A risk marker for bully victimization. Aggressive behavior, 39(6), 453-461.

Li, W. & Rukavina, P. (2012). The Nature, Occurring Contexts, and Psychological Implications of Weight – Related Teasing in Urban Physical Education Programs. Research Quarterly for Exercise and Sport, 83 (2): 308–317.

Noret, N., Smith, A., Birbeck, N., Velija, P., & Mierzwinski, M. (2015). Bullying In School Sport.

O’Connor, J. A., & Graber, K. C. (2014). Sixth-grade physical education: An acculturation of bullying and fear. Research Quarterly for Exercise and Sport, 85(3), 398–408.

Sandercock, G.R.H., Ogunleye, A. & Viss, C. (2014). Associations between showering behaviours following physical education, physical activity and fitness in English schoolchildren. European Journal of Sport Science, 1-7.

Как наполнить свою “чашу” энергией и помочь другому?

В рамках семинара зимней школы, прошедшей в одной из KiVa школ, была создана так называемая мастерская по наполнению чашек. Ли Касвандик, которая является тренером KiVa и членом нашего совета, а также экспертом в области высшего образования в Институте развития здравоохранения и одним из носителей научно-обоснованной программы «Прекрасные годы в Эстонии» (Imelised Aastad), руководила семинаром и написала сводную статью для всех участников программы KiVa. Статья также подходит для чтения как учителю, так и родителю, а дополнительные рекомендации можно найти на страницу tarkvanem тут.

Чтобы заботиться о потребностях детей, мы должны прежде всего заботиться о наших собственных потребностях. Это может звучать несколько эгоистично, но все же это правильно. Любой, кто летал на самолете, знает, что в чрезвычайной ситуации, когда у вас есть ребенок, вы должны сначала надеть кислородную маску на себя, а затем на ребенка. Задумавшись на мгновение о том, что может произойти, если мы сделаем обратное, мы поймем, почему так важно поступить именно так. Это учение верно и для защиты психического здоровья.

Психическое здоровье — это широкое понятие. Для лучшего понимания этого, можно поразмышлять о том, как жизнь вокруг нас постоянно меняется, создавая все новые и новые интересные ситуации, а также моменты, когда мы можем почувствовать скуку, усталость или что-то еще. Наше психическое здоровье может быть связано с ощущением благополучия, и оно во многом зависит от наших мыслей, чувств и того, как мы относимся к окружающему нас миру. В повседневной роли учителя есть много разных видов деятельности и ситуаций, в которых благополучие и связанные с ним чувства могут быть негативными.

Хорошее психическое здоровье — это восприятие, мышление и общение, выстроенные  таким образом, который помогает наслаждаться жизнью и лучше справляться с трудными ситуациями. Это как щит, который дает вам силы справляться с ненужным стрессом и не доставляет вам слишком много беспокойства. Как и физическое здоровье, психическое здоровье важно на протяжении всей жизни.

Что является ключом к улучшению психического здоровья? Активное противостояние с тем, что создает напряженность в нашей жизни — будь то наши собственные мысли, борьба со стрессом, общение с другими.

Каждому из нас можно подарить нашу собственную невидимую “чашу”, а также “ложку”, чтобы наполнить её. И только когда наша чаша полна, мы можем позаботиться и о других. Следствием “пустой чаши” является негативность по отношению к многим вещам, а также отсутствие энергии, чтобы наполнить чаши других.

С чашей все понятно, но что это за “ложка”?

Метафора чаши часто используется для иллюстрации состояния благополучия. Однако о так называемой “невидимой ложке” известно меньше. Представим это так: когда мы делаем что-то хорошее для другого, например, мы помогаем ему, то мы добавляем что-то хорошее в его чашу этой ложкой. Таким образом, наша собственная чаша также может быть наполнена. Верно и обратное: делая что-то негативное другому, мы опустошаем его чашу — и свою собственную. «Полная чаша» дарит нам ощущение благополучия и хорошей энергии. Однако «пустая чаша» забирает всю энергию и радость жизни и делает нас бессильными.

Иногда важно стараться анализировать свое самочувствие и психическое здоровье. Короткие и регулярные сессии рефлексии дают возможность предотвратить опорожнение вашей чаши. Насколько вы удовлетворены наиболее важными областями вашего благополучия? Включая ваши отношения, общение с детьми, саморазвитие, здоровье в целом, время, необходимое для занятий хобби, и экономическую ситуацию. Оценив эти области, вы получите первоначальное представление о том, чем вы в данный момент довольны и какие аспекты потребуют внимания и дополнительного вклада, потому что они больше не заполняют вашу чашу. Такая рефлексия помогает сфокусировать и спланировать новые виды деятельности в этих областях для достижения большей удовлетворенности. Например, вы можете быть довольны своей семейной жизнью и общением со своими детьми, но, возможно, вы долго не проводили время со своими друзьями, или рабочая нагрузка увеличилась, а удовлетворенность работой осталась низкой.

Баланс между различными сферами жизни придает большие гарантии тому, что наша чаша останется полной. Также полезно позаботиться о ваших основных потребностях и наполнить ими чашу. Без них в какой-то момент у нас больше не будет ни сил с

заниматься с собой, ни сил заниматься с детьми и обеспечивать им хорошую и благоприятную среду.

Так что же может помочь нам наполнить нашу чашу? Основные потребности включают в себя:

  • Адекватный отдых и сон
  • Умеренное регулярное движение
  • Время, необходимое для вас и вашего партнера
  • Время, необходимое для ребенка

Более подробные рекомендации по этим темам можно прочитать по адресу https://tarkvanem.ee/enda-vajadused/.

Люди обычно не очень последовательны в действиях для собственного благополучия. Достаточное время для сна, время для занятий хобби и физической активности часто имеют тенденцию оставаться только в планах и не укореняться в повседневных привычках. Поэтому психологи рекомендуют составлять еженедельный график для введения новых необходимых привычек. Важно спланировать все необходимое по часам, а затем действовать, пока это не станет рутиной. Эта ежедневная рутина — это то, что взрослые часто рекомендуют делать детям, но почему бы не использовать эту же тактику, чтобы заботиться о себе и достичь большего ощущения благополучия.

Забота о собственных потребностях требует от взрослого как навыков саморегуляции, так и знаний. Но в целом, мы не являемся сторонниками развития детей и наполнения их чаш невидимой ложкой, если мы сами регулярно не делаем что-то, чтобы наполнить наши собственные чашки.

Коронавирус, электронное обучение, социальная изоляция и кибертравля: как поддержать наших учеников?

Основано на статье доктора Самира Хиндуджей, опытного исследователя кибертравли, опубликованной 16 марта 2020 года на сайте Исследовательского центра кибертравли (Cyberbullying Research Center, CRC). Текст составлен Кристийной Трейал. Оригинальную статью можно прочитать тут. 

В настоящее время коронавирус влияет на работу школ по всему миру. Безопасность и здоровье детей и семей имеют первостепенное значение, и поэтому необходимы серьезные ограничения. Однако чрезвычайная ситуация принесла непредвиденные последствия, которые требуют внимания как со стороны психологов, работников по предотвращению травли, так и всех остальных.

Исследователь кибернасилия доктор Самир Хиндуджа выделяет три основные проблемы и предлагает способы предотвращения или решения этих проблем.

  1. Ограниченный доступ к консультациям и инструктированию, предлагаемые работниками образования. В дистанционном обучении студенты не имеют возможности посетить опорного специалиста или учителя, чтобы обсудить возникшие проблемы или обратиться за советом. Дружелюбные и поддерживающие отношения с учителем особенно важны для детей из группы риска. Соответственно, хороший учитель:
    1. Поддерживает связь с каждым студентом, по крайней мере, относительно регулярно. Можно напомнить детям, что вы всегда готовы помочь.
    2. Особенно важно поддерживать связь со студентами, которым, по вашему мнению, необходим этот контакт, слова поддержки или забота. Убедитесь, что общение правильное, соответсвует правилам электронного общения, согласованными школой. Если вы боитесь, что переписка может стать проблемой, то добавьте опорного специалиста или другое лицо, согласованное школой в копию вашей переписки.
    3. Ведите дневник ваших личных контактов с учениками, отмечая время контакта и краткие заключение по важным темам.
    4. Вы также можете рассмотреть возможность создания группы поддержки в Интернете.
  1. Большая изоляция студентов. Люди переносят одиночество по-разному. Даже взрослые с интровертным типом личности время от времени нуждаются в человеческом контакте, а дети — ещё больше. Но насколько сложной может быть сложившаяся ситуация для экстравертов с большей потребностью в общении? В обоих случаях учащиеся с большей вероятностью испытывают тягостное чувство изоляции, потому что они не могут ходить в школу и напрямую общаться со своими сверстниками. Даже если они активно общаются друг с другом через Интернет, им не хватает живого контакта. Это еще сложнее для тех, кто ограничен в использовании электронных средств коммуникации. Социальные отношения важны как для развития мозга, так и для выбора моделей поведения, и если совместная работа этих аспектов затруднена, существует более высокий риск развития психических расстройств (например, аффективное расстройство личности). Для подростков это развитие является особенно критическим периодом.
    1. Давайте будем терпеливыми с детьми и подростками, которых раздражает изоляция. Они пытаются адаптироваться к изменившимся обстоятельствам — как и мы.
    2. Родители могут проявить творческий подход, позволив детям установить социальные контакты: как может происходить свободное общение, не принимая во внимание требования расстояния? Давайте дадим возможность и поддержим стремление детей и молодых людей общаться напрямую со своими друзьями в Интернете (например, Skype, FaceTime или другие прямые контакты в ими предпочтительными приложениями).
    3. Физическая активность помогает успокоить чувства и поддерживает когнитивное развитие, поэтому поощряйте детей заниматься спортом, следуя правилам чрезвычайной ситуации.
  1. Кибертравля, вероятно, увеличится. Поскольку электронные средства коммуникации и  социальные сети стали повсеместно распространяться среди учеников, уровни кибертравли также возросли. Теперь давление на обязательное использование социальных сетей еще больше, а также выше риск кибертравли. Некоторые ученики ведут себя агрессивно по отношению к своим сверстникам (в постах, комментариях), по причинам, описанным выше, либо по каким-либо другим (в условиях кризиса все напряжены, между людьми возникает больше недопонимания, а самооборона имеет первостепенное значение). Некоторые из этих постов могут быть более снисходительными и привычными, в то время как другие могут быть более серьезными и вредными. Это особенно актуально для учеников, которые все еще неопытны в социальных сетях. Следует также иметь в виду, что дети особенно неохотно разговаривают со своими родителями о кибертравле и стремятся сохранить этот опыт при себе. Если в здании школы учитель сможет заметить признаки насилия и помочь ученику, то дистанционное обучение исключает эту возможность.

Ксенофобская / расистская кибертравля также может возрасти. Коронавирус иногда воспринимается как «чужой» вирус, и поэтому могут быть атакованы некоторые этнические группы, например, азиатского происхождения. Важно, чтобы мы обратили внимание на заблуждения и искажения, возникшие из-за невежества, и исправили их на основе фактов, не допуская распространения лжи и предрассудков.

    1. Учителя, устанавливающего правила уважительного общения в Интернете, ждать не стоит. Объясните, что плохое обращение с другими людьми в Интернете имеет определенные последствия (объясните, какие последствия действуют в вашей школе, даже если некоторые из них вступят в силу только после возвращения в школу).
    2. Контролируйте взаимодействие студентов как можно больше и побуждайте учеников делиться снимками экрана, если кто-то нарушает правила. При необходимости научите детей делать снимки экрана и сообщать о случаях травли или запугивания.
    3. И, конечно, поддерживайте при любой возможности хорошие отношения между учениками, в любой среде, где происходит обучение и общение. Этому нужно уделять особое внимание и усилия.

И, в заключение, некоторые рекомендации доктора Самира Хиндуджа для социальных сетей. Это очень критическое и особенное время, которое также открывает большие возможности. Создавайте и / или выделяйте контент против кибертравли, веб-порталы безопасности, классные советы и полезные видео для родителей, учителей и детей! Также ознакомьтесь с возможностями для увеличения безопасности и благополучия пользователей в своих приложениях и порталах. Давайте ценить безопасное и уважительное общение в сети вместе.

ИССЛЕДОВАНИЕ: Во время дистанционного обучения в школах KiVa травли меньше, в других школах есть основания ожидать роста.

Результаты регулярного опроса учащихся, проведенного весной 2020 года в школах Эстонии, которые используют научно-обоснованную программу KiVa, показывают, что систематическая и последовательная профилактическая работа также помогает предотвратить кибертравлю в условиях дистанционного обучения. Однако в школах, которые еще не использовали эту программу, уровень кибертравли был выше, чем обычно — это изменение было предсказано экспертами по травле во всем мире.

Весной 2020 года общая доля жертв травли в школах KiVa также была ниже, чем в школах, которые только начали использовать программу — соответственно, 7,5% в школах KiVa и 12,7% в школах, которые использовали программу первый год. В общей сложности более 16 000 учеников из 77 школ по всей Эстонии ответили на анонимный онлайн-опрос в мае, когда они оставались дома не менее полутора месяцев.

«Хотя мы поняли уже в марте, что результаты опроса учеников 2020 года никак не сопоставимы с предыдущими опросами KiVa, мы не хотели упускать из виду хороший кризис и поэтому предложили сети KiVa школ возможность принять участие в опросе, и впервые мы смогли включить учеников 7-9 классов », — прокомментировала Трийн Тоомесаар, руководитель Фонда Школы без травли. «Основываясь на результатах, теперь мы можем сказать, что систематическая профилактическая работа, проводимая в обычных условиях в формате уроков KiVa, принесла свои плоды и в дистанционном обучении: хотя международные эксперты по кибертравле предсказывали рост кибертравли при дистанционном обучении, в школах KiVa этого вида травли было меньше, чем раньше. Однако в школах, которые подключились только осенью, доля жертв кибертравли была выше, чем обычно, как и прогнозировали эксперты.

По словам Тоомесаар, это показывает, что школы могут многое сделать для уменьшения и предотвращения кибертравли. Поскольку ожидается, что дистанционное обучение будет проходить в некоторой степени в начале учебного года, школы могут максимально использовать время контактного обучения, чтобы обеспечить психологически и физически более безопасную среду обучения с помощью последовательного и систематического предотвращения травли.

«В этом году учащиеся 7-9 классов впервые ответили на вопросы, и хотя в старших классах, как правило, меньше учеников, подвергающихся травле, чем среди младшеклассников, включение в опрос третьей ступени выявило серьезные опасения: более половины жертв травли в 7-9 классах страдали на протяжении нескольких лет», — добавила Кристина Трейал, тренер и координатор исследований Фонда. «Хотя в школах KiVa было меньше продолжительных издевательств по сравнению со школами, которые еще не использовали программу, их все еще слишком много. Таким образом, потребность в эффективной профилактике и конструктивном ведении случаев травли также очень высока в старших классах».

Полный мини-отчет по результатам опроса учеников 2020 года можно прочитать здесь. Прогноз гуру кибертравли, профессора Самира Хиндуджи, о влиянии короновирусной весны на (кибер) травлю можно прочитать здесь.

Программа KiVa, которая уже 7 лет помогает снизить уровень травли в школах Эстонии, представляет собой научно обоснованную программу предотвращения травли, разработанную исследователями из Университета Турку, официальным и лицензированным партнером в Эстонии которого является ЦУ Школа без травли. Программа включает как универсальные, так и индивидуальные мероприятия по предотвращению травли и урегулированию случаев травли. Профилактические материалы предназначены в первую очередь для 1-9 классов, но программа в целом, включая методики, разработанные для конкретных случаев, также подходит для использования на втором этапе среднего образования. Вовлечение третьей школьной ступени в системные мероприятия программы поддерживается, в том числе, Фондом активных граждан.

С начала осени KiVa используют 102 школы и учебных заведения по всей Эстонии, то есть почти 20% общеобразовательных школ Эстонии. Проверьте, есть ли среди них школа вашего ребенка www.kiusamisvaba.ee/kiva-koolid.

ЦУ Школа без травли была основана в 2012 году с целью сделать школы Эстонии свободными от травли. С этой целью будут разработаны и предложены основанные на фактах меры, школам будет оказана помощь в реализации этих мер, и будет повышена осведомленность о способах снижения, уменьшения и сдерживания травли.

За шесть лет травля уменьшилась на одну треть в школах KiVa

Результаты ученического опроса, проведённого в школах, где используется программа KiVa, направленная на предупреждение травли, можно утверждать уже шестой год, что во всех школах, применяющих программу, число жертв в общем ниже среднего по Эстонии и продолжает снижаться.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Количество жертв в школах KiVa уменьшилось больше всего в школах, используемых программу дольше всего, т.е. в течение 6 лет, где численность жертв упала с 21,5% до 14,1%. В этих школах, так называемых школах KiVa со стажем, осталось число жертв травли в пределах 14% по сравнению с прошлым годом. Это может указывать на то, что программа KiVa постоянно помогает уменьшать травлю даже без обширных общественных и политических изменений, но продолжительное снижение может занять больше времени, чем ушло до сих пор.

“Чувствую себя как сломанный граммофон, но мы можем уже шестую весну подряд утверждать, что последовательная работа по предотвращению и вмешательству в случаи травли и задействование всей школы, оказывает позитивное влияние — из года в год уменьшается количество жертв травли,” говорит директор ЦУ Школа без травли Трийн Тоомесаар. “Всё чаще крутится у меня в голове вопрос: куда и как дальше? Другими словами, что и как делается на государственном уровне для того, чтобы каждая школьная семья, каждый ученик смог бы учиться в школе, где используют научно-обоснованные инструменты для предотвращения и разрешения случаев травли?”

По словам Тоомесаар ЦУ Школа без травли прилагает все возможные усилия для того, чтобы численность жертв травли в школах Эстонии снизилась через несколько лет до 10%, что было бы очень близко к самому лучшему результату в мире.

За последние два года можно заметить уменьшение травли в школах, которые недавно присоединились к программе в начальных ступенях, что может быть связано с уменьшением травли в школах Эстонии в общем. Этой осенью начинающий выпуск KiVa-школ стартует с похожего уровня по сравнению с выпуском прошлого года т.е. с уровня, где 18% учеников с 1 по 6 класс страдает от травли.

“Можно отметить позитивную связь между точным использованием действий программы KiVa и её результативностью. Особенно важно, чтобы все школы, но прежде всего те, которые достигли уровня численности жертв 14%, продолжали действовать осознанно и систематически,” сказала лектор ЦУ Школа без травли и координатор исследований Кристийна Трейал. В этом учебном году проходит впервые оценивание качества использования программы в KiVa-школах и осенью выдадут значки качества, чтобы поощрить усилия школ.“ Очень важно продолжать действовать, так как исследования, сделанные в Норвегии, показывают, что при прекращении использования программы предотвращающей травлю, школа теряет за два года весь достигнутый успех. Уменьшение травли должно быть постоянной и неотъемлемой частью школьной жизни.”

По словам Кристийны Трейал все страны, участвующие на недавнем международном антибуллинговом форуме World Anti-Bullying Forum признали, что учёные могут предложить различные практики и методы с доказанным влиянием, которые разрабатывались десятилетиями. “Но эти знания не всегда доходят до учителей и учеников, частично потому, что школы не всегда готовы принимать эту информацию. Наша задача — донести до школ Эстонии, а также перевести самые лучшие знания и практики мира для того, чтобы школы могли их использовать в качестве самых лучших инструментов и приёмов для работы,” пояснила Трейал.

KiVa — это научно-обоснованная программа, которую разработали ученые Университета Турку, официальным и лицензированным партнером распространения которой является ЦУ Школа без травли. Программа KiVa помогает уже в течение 6 лет уменьшать случаи травли в школах Эстонии и она включает в себя как универсальные, так и конкретные действия для предотвращения травли и для решения замеченных случаев. Профилактическая работа направлена в данный момент на классы с 1 по 6, но сама программа в целом, в том числе и методики, разработанные для разрешения случаев травли, подходят для использования во всех ступенях школы. Целевое учреждение желает, чтобы программа всё больше использовалась и в русскоязычных школах, а также чтобы деятельность распространилась и на 7-9 классы. Если в 2018/2019 учебном году программу применяло приблизительно 15% школ Эстонии, то будущей осенью планирует использовать KiVa уже 90 школ и учебных мест, т.е. 18% общеобразовательных школ Эстонии.

ЦУ Школа без травли было основано в 2012 году с миссией сделать школы Эстонии свободными от травли. Для этой цели продолжают разрабатывать научно доказанные методики, помогают школам начинать применять методы, направленные на уменьшение травли, а также занимаются повышением сознательности о травле в школе и о способах уменьшения и контроля травли.     

Сегодня спортсмены покажут травле в школах белую карточку

Сегодня, 6 апреля, под эгидой Эстонского олимпийского комитета отмечается День белой карточки, в рамках которого спортсмены призывают обращать внимание на травлю в школах и не позволять буллингу сходить с рук.

Призвав вмешиваться в подобные конфликты, о своем опыте в связи с травлей расскажут: обладатель звания «Лучший спортсмен Эстонии 2018» и бронзовый призер чемпионата Европы по легкой атлетике копьеметатель Магнус Киртбронзовая медалистка юношеских Олимпийских игр гребчиха Грета Яансонсеребряный призер Европейского юношеского Олимпийского фестиваля фигурист Михаил Селевко, член сборной Эстонии по фигурному катаниюАлександр Селевкои лыжные гонщики спортивной гимназии «Аудентес» во главе с Таури Каасиком.

С приуроченными ко Дню белой карточки видеороликами с участием этих, а также многих других эстонских спортсменов (в частности Герда Кантера, Аллара Рая, Юлии Беляевой, Отта Кийвикаса, Янека Ыйглане), можно ознакомиться на сайте ЭОК по ссылке www.eok.ee/valgekaart, а также на страничке Olen Olümpiafänn – аккаунте ЭОК в Facebook по ссылке www.facebook.com/Olympiafann. Помимо этого, многие другие эстонские спортсмены и спортивные команды также призовут в своих аккаунтах в социальных сетях обращать внимание на травлю и не оставаться в стороне. Видеоролики и фотографии прекрасно подходят для обсуждения проблемы буллинга со своими детьми, учениками или друзьями. 

Обладатель звания «Лучший спортсмен Эстонии 2018» и бронзовый призер чемпионата Европы по легкой атлетике копьеметатель Магнус Кирт рассказал, что в его родном городе Тырва принято помогать более слабым. «Когда я начинал тренироваться в семь лет, я был маленьким и тщедушным, но мальчики постарше быстро взяли меня под свое крыло, поддерживали и всячески подбадривали. Когда ты наблюдаешь травлю, то именно на твоей стороне преимущество. Вмешавшись, ты заметно упростишь жизнь жертвы и в конечном итоге сделаешь лучше жизнь в Эстонии», – уверен Кирт.

Бронзовая медалистка юношеских Олимпийских игр гребчиха Грета Яансон подчеркнула важность поддержки. «К сожалению, в основной школе я испытала травлю на себе. Хуже всего было то, что изо дня в день я была наедине с этой проблемой. Если видите, что кому-то нужна помощь или что кто-то столкнулся с буллингом – не бойтесь вмешаться. Никогда не знаешь, как много такой незначительный поступок может значить для человека», – поделилась своим опытом Яансон.

Призер Европейского юношеского Олимпийского фестиваля фигурист Михаил Селевко и член сборной Эстонии по фигурному катанию Александр Селевкорассказали, как однажды стали свидетелями травли и позвали на помощь взрослого. «На тренировке одна девочка накричала на девочку помладше и довела ее до слез. Мы решили, что так никуда не годится, и обратились к тренеру – больше такого не повторялось», – рассказали братья Селевко.

Лыжный гонщик спортивной гимназии «Аудентес» Таури Каасик в основной школе на уроках физкультуры выбирал одноклассников, которых дразнили, в свою команду. «Я понимал, что таким образом я могу противостоять травле. А если мы выигрывали, все были счастливы», – вспомнил Каасик. К его призыву не спускать с рук буллинг присоединились и другие молодые лыжные гонщики, обучающиеся в отепяэском филиале спортивной гимназии «Аудентес».

Травля – распространенная проблема эстонских школ. Согласно международным исследованиям, в течение учебного года жертвами травли в школе становится пятая часть школьников Эстонии, а в некоторых случаях с ней сталкивается каждый четвертый. В День белой карточки мы хотим сказать всем свидетелям буллинга – пожалуйста, не проходите мимо. Именно от реакции свидетелей травли зависит, будет ли она продолжаться, станет ли она еще более суровой или, напротив, прекратится. Каждого, кто хотел бы выступить против буллинга, мы призываем опубликовать фотографию или видео с белой карточкой и посланием, побуждающим вмешиваться в связанные с травлей конфликты. Чтобы ваша публикация не осталась незамеченной, не забудьте снабдить ее хэштегами: #äralasekiusata #WhiteCard#terveeestieest @Olympiafann @peaceandsport.

Партнер ЭОК по проекту Дня белой карточки – целевое учреждение «Школа без травли» (SA KiusamisvabaKool). «Если почитать, что говорит о травле наука, то понятно становится одно: ключ к уменьшению и прекращению травли – действия наблюдателей, направленные на оказание поддержки жертве, – подчеркнула исполнительный директор целевого учреждения Трийн Тоомесаар. – Это действительно как для мира детей, так и для мира взрослых. Каждый человек, заметивший, что кому-то намеренно причиняют страдания – в реальном ли, в виртуальном ли мире – не просто имеет возможность незамедлительно призвать обидчика к ответу, а прямо-таки обязан».

День 6 апреля начал отмечаться по инициативе Международного олимпийского комитета и ООН под названием «Международный день спорта на благо развития и мира». День посвящен способности спорта изменить общество к лучшему – спорт может объединить людей, способствует диалогу, пониманию и отзывчивости. Символом дня является белая карточка – если красную карточку в спорте показывают в случае серьезного нарушения, то 6 апреля спортсмены по всему миру показывают белую карточку, которая символизирует толерантность, отзывчивость и положительный настрой. В Эстонии день белой карточки проводится под эгидой Эстонского олимпийского комитета.